65 лет назад начался Суэцкий кризис

Наука


29 октября 1956 года израильская армия после тайного совещания с Великобританией и Францией атаковала египетские позиции на Синайском полуострове. Операция получила наименование «Кадеш» по названию города на Синае, упоминаемого в Торе. Европейская часть совместной операции называлась «Мушкетер», однако все эти события теперь помнят как Суэцкий кризис, Суэцкая, Синайская или Вторая арабо-израильская война, а также Тройственная агрессия против Египта, как об этом неизменно писали арабские и советские СМИ. У всех действий участников конфликта было второе и даже третье дно, однако никто не надеялся всерьез скрыть секрет Полишинеля, в результате чего откровенный цинизм военных победителей очень быстро привел к их общему осуждению со стороны мирового сообщества и политическому проигрышу.

Непосредственным поводом для своих военных действий Израиль первоначально избрал необходимость прекратить вылазки федаинов из сектора Газа, которых скрытно поддерживал Египет, однако вскоре выявилась и другая декларируемая цель: добиться беспрепятственного пропуска израильских судов через Суэцкий канал и пролив Эт-Тиран.

В принципе, это законное требование уже было прежде поддержано представителями других стран: Совет Безопасности ООН еще 1 сентября 1951 года обязал Египет открыть Суэцкий канал для израильского судоходства, однако такое указание было проигнорировано. Еще больше беспокоили израильтян военные приготовления Гамаля Абдель Насера, возглавлявшего Египет с 1954 года. Получая вооружение от стран Варшавского блока, он обещал собрать силы и стереть с лица земли как Израиль, так и всех его жителей.

Великобритания и Франция, заключившие 22 октября 1956 года секретное англо-франко-израильское соглашение о военных действиях против Египта, так называемый Севрский протокол, названный по имени города во Франции, рядом с которым, на вилле, и проходило совещание, должны были после израильского вторжения изобразить миротворческую миссию и высадить десанты в районе Суэцкого канала под предлогом защиты судоходства. Таким образом, Израиль обязывался первым атаковать Египет, а Великобритания и Франция — организовать свое вторжение под предлогом «защиты канала и необходимости разделить враждующие стороны».

Настоящей целью европейских держав — ради чего они и пошли на быстрое сближение с руководством Израиля — было воспрепятствование национализации Суэцкого канала, о которой Насер объявил 26 июля 1956 года, объясняя это необходимостью получить средства для проекта своей мечты — постройки Асуанской ГЭС. Суэцкий канал, открытый еще в 1869 году, изначально строился как франко-египетский проект, но в 1870-х годах Великобритания выкупила египетскую половину акций и теперь не собиралась расставаться с этим важнейшим активом, контролируемым финансово-промышленными группами во главе с Ротшильдами и британскими монархами.

Премьер-министр Великобритании, консерватор Энтони Иден, также стремился сохранить роль Британской империи в международной политике и на Ближнем Востоке, пусть и в урезанном виде — после утраты крупнейших колоний. Еще активнее за договоренности с Израилем выступал французский премьер-министр, социалист Ги Молле, пытавшийся блокировать египетскую помощь Алжиру, боровшемуся тогда за независимость от Франции. В перспективе скоординированные действия трех стран-агрессоров должны были привести к взятию Каира, свержению Насера и смене его режима.

В свою очередь Гамаль Насер, изменивший изначально вполне миролюбивый курс, явно стремился к обострению конфликтов с Европой и Израилем в надежде заработать популярность среди широких масс. Он пользовался помощью СССР и стремился «оседлать эту волну» — возглавить арабское национальное движение, опирающееся на неприязненное отношение местного населения к европейцам — в 1950-е в Египте уже случались массовые расправы над иностранцами, а также сожжение их предприятий и офисов. Еще ярче у арабских лидеров проявлялось желание уничтожить Израиль как «искусственный очаг, созданный западными империалистами».

Первоначально у тройственного союза, напавшего на Египет, все шло по плану: атака оказалась для египтян неожиданной, часть их военного руководства погибла еще в ночь на 28 октября, когда израильский истребитель сбил самолет с офицерами генштаба, возвращавшимися с переговоров из Иордании и Сирии. Выжил, правда, начальник генерального штаба Египта Абдель Хаким Амер, потому что возвращался уже позднее и на другом самолете.

За неделю Израиль с минимальными потерями захватил почти весь Синайский полуостров, а также сектор Газа. 5 ноября был занят Шарм-эш-Шейх, находящийся на южной оконечности полуострова (сейчас там популярный курорт). 7 ноября израильский премьер-министр и одновременно министр обороны Бен-Гурион выступил перед кнессетом и заявил, что «Синайская кампания — величайшая и славнейшая в истории израильского народа». Он также лично участвовал в тех самых секретных переговорах трех стран.

31 октября Великобритания и Франция в соответствии с тем же секретным соглашением начали заранее спланированную бомбардировку Египта, уничтожив с помощью палубной авиации значительную часть египетских самолетов. В тот же день британцами были потоплены несколько египетских кораблей, а спустя неделю был высажен англо-французский десант, взявший под контроль Порт-Саид, Порт-Фуад — и вместе с ними значительную часть Суэцкого канала. Одновременно с этим Великобритания и Франция наложили вето на предложенную США резолюцию Совета Безопасности ООН с призывом к Израилю прекратить агрессию против Египта. Взамен этого они призвали обе стороны конфликта отвести войска от Суэцкого канала.

Но тут, наконец, проявилось то, что европейские премьер-министры не учли и что одновременно и подвигло весь мир к самому краю ядерной катастрофы, и не позволило перерасти Суэцкому кризису в полномасштабную войну. Позже нечто подобное произойдет и во время Карибского кризиса в октябре 1962 года. В конфликт вмешались сразу две сверхдержавы — СССР и США, причем обе выступили на стороне Египта.

Незадолго до событий на Синае в Венгрии вспыхнуло антикоммунистическое восстание. Советский Союз направил войска для «восстановления порядка и создания условий для мирного созидательного труда». Великобритания и Франция ошибочно полагали, что советскому правительству в этих условиях будет совсем не до Египта, однако просчитались. Советский лидер Никита Хрущев не просто «выразил беспокойство», он категорически требовал немедленно остановить агрессию и даже угрожал Великобритании, Франции и Израилю применением ядерного оружия.

«Было разослано пояснение товарищам англичанам и французам, как говорят, с такими кругами, где было показано, сколько надо мегатонн ядерных зарядов положить на Англию, чтобы ее не было, и сколько на Францию. В три дня все свернули. Оставили в покое Суэцкий канал с Египтом», — рассказывал в беседе с корреспондентом ТАСС в 2018 году советский конструктор ракетно-космической техники Герберт Ефремов.

Некоторые историки утверждают, что Хрущев явно блефовал или что речь шла не об ударах по Европе, а о применении тактических ядерных зарядов в зоне военных действий, однако любой подобный конфликт грозил перерасти в полномасштабную ядерную войну. Ядерный шантаж на этот раз то ли действительно успешно сработал, то ли просто совпал с желанием США как можно скорее погасить конфликт. Но при этом «слабость» противников-партнеров могла подвигнуть советского руководителя и на более жесткие действия в Венгрии, и на дальнейшую эскалацию ядерных угроз, которые привели потом к Карибскому кризису.

Самым неожиданным фактором во всей этой истории стала позиция Соединенных Штатов. Президент Дуайт Эйзенхауэр и его советники то ли из желания заручиться симпатиями Насера и арабов (что в общем-то потом не оправдалось), то ли возмущенные скрытностью и лживостью европейских стратегов оказали весьма значимую поддержку египтянам, фактически дезавуировав почти все военные достижения своих союзников. Этому способствовало то, что и посол США в Египте, и ЦРУ придерживались примерно одной и той же позиции.

«Истории о сговоре между нами, французами и израильтянами широко распространяются, и в ЦРУ заявили, что у них есть доказательства, — телеграфировало британское посольство в Вашингтоне министру иностранных дел Селвину Ллойду, участвовавшему в Севрском совещании. — Это усиливает необходимость принятия срочных мер, чтобы убедить администрацию в том, что это неправда». Однако все это было правдой, и взбешенный Эйзенхауэр знал об этом. «Тому, что нас обманывают, нет оправданий», — заявил он своему госсекретарю Джону Даллесу — брату Аллена Даллеса, возглавлявшего ЦРУ.

Скорее всего, в США узнали о европейском сговоре от кого-то из израильских политиков. «У Израиля в целом, и Бен-Гуриона в частности не было причин хранить это в секрете, — объяснял Мордехай Бар-Он, возглавлявший канцелярию начальника штаба Моше Даяна и присутствовавший на той встрече. — Нам было выгодно, чтобы мир знал, что мы не одни участвуем в этой агрессии».

В конечном счете встреча в Севре стала, по словам британского историка Ави Шлаима, «самым документированным военным заговором в современной истории». Британский премьер-министр отрицал наличие договоренностей перед парламентом, он сжег свой экземпляр договора, призывал к тому же французского коллегу, однако все это не помогло им обоим избежать отставки уже на следующий год. Великобритания, одернутая Соединенными Штатами, окончательно лишилась своего статуса сверхдержавы.

В сложившейся ситуации настал звездный час Организации Объединенных Наций и ее генерального секретаря Дага Хаммаршёльда, которому Генеральная ассамблея поручила реализовать идею проведения международной миротворческой операции. Хаммаршёльд убедил руководство Египта разрешить размещение ооновских войск на своей территории после перемирия, и первые подразделения сил ООН оказались там 15 ноября 1956 года.

Суэцкий канал так и остался египетским — взамен на обязательство никогда больше не препятствовать международному судоходству.



Источник

Оцените статью
Айтика - новости IT