Инженер из Обнинска доказал: Солнце – пустое!

Наука
Теория астронома-самоучки неплохо объясняет загадки дневного светила

Теория астронома-самоучки неплохо объясняет загадки дневного светила

Фото: wikimedia.org

Американские физики Луис Анчордоки и Евгений Чудновский отожгли: внутри звезд может быть жизнь! И внутри нашего Солнца? Само собой! Статью об этом опубликовал серьезный журнал Letters in High Energy Physics. Они говорят: в недрах звезд процветают какие-то «живые ожерелья», сформировавшиеся сразу после Большого взрыва. В пустом пространстве им невесело, а в звездах самое то: едят понемногу звезду-хозяина, размножаются, мутируют, всё, как у нас на Земле. Вот почему некоторые звезды сгорают быстрее, чем должны, их просто съедают, делают ошеломляющий вывод американские ученые.

Наш соотечественник, ученый-самоучка, инженер из Обнинска Андрей Волгин, уже который год пытается достучаться до научной общественности: многие звезды внутри пустые! Наше Солнце – всего лишь тонкая твердая оболочка, внутри – ничего. Парадоксальным образом выкладки Волгина, на которые никто не обращал внимания, пересекаются с американским исследованием. Ведь в пустой звезде жизни тем более вольготно. Мы связались с калужским самородком и поговорили о том, как он додумался до своей теории.

Андрей Волгин

Андрей Волгин

Фото: Личный архив

«Мне приснилось, что небеса твердые»

— С юности я любил математику и рисование, — рассказывает Волгин, — Страсть к рисованию дала мне то, что я, изучая некоторые теоремы, хорошо представлял себе их в графическом виде. Как-то ещё в школе мне стало интересно: в учебниках пишут, что гравитация и многие другие силы убывают обратно пропорционально квадрату расстояния. А доказательства нигде не приводится. Тогда я графическим путем нашел довольно простое доказательство; странно, что его обходят вниманием в учебной литературе. К сожалению, я разбрасывался: один период мне интересно то, другой — это. Поэтому я ученым не стал, остался классическим таким дилетантом.

Космологией – наукой о том, как устроена Вселенная – Андрей заинтересовался еще на третьем курсе Московского инженерно-строительного института. Но после вуза – рутина: работа, семья, дети, как-то не до науки было.

— В 2007 скончался мой отец, а я впал в депрессию и стал частенько подумывать, как же так, ничего в жизни не достиг. Карьера конструктора хорошо начиналась, да не сложилась – развал Союза поставил на ней крест в начале 90-х. Тяжело на душе было, опустил руки, не понимал, ради чего начинать новый день. Но как-то под утро мне приснился сон. Будто – древняя Земля, а меня словно кто-то над ней несет. Я касаюсь неба, и удивляюсь, что оно твёрдое, и почему-то мне показалось, что оно из мела. Тут же проснулся, заглянул в справочник, вспомнил название вещества, из которого состоит мел — карбонат кальция. То же вещество, из которого сделаны наши кости и скорлупа яиц, а в чистом виде, при правильном расположении кристаллов, оно прозрачное. Перечитал соответствующие места из Библии, и как-то сама собой родилась теория, что в древности, до Всемирного потопа, небеса в самом деле были твердыми (Бытие 1, 6-8) «как литое зеркало» (Иов 37, 18). Как бы это ни казалось невероятным, но из этого логически вытекают научные доказательства некоторых феноменов древней Земли — например, повышенное давление воздуха, равномерность климата, гигантизм растений и животных и многое другое. Написал статью, опубликовал в журнале «Человек и природа», и смотрю – вернулся интерес к жизни, депрессию как рукой сняло. Затем заинтересовался Солнцем. Перечитал книги, одна из них — астрофизика И.С. Шкловского — досталась от отца. А Шкловский пишет, что «не все возможности построения моделей Солнца исчерпаны». Однако во всех учебниках и справочниках эта модель — в единственном виде.

Противоречия между тем, как должно быть по классической звездной теории, и тем, как звезды «живут» на самом деле, бросались в глаза. Постепенно родилась своя гипотеза.

Обнинск, где живет Андрей – город особый. Вышел в парк, запросто встретил профессора. Как-никак, наукоград. Андрей пишет стихи, бывает — и песни, и регулярно наведывается в местный литературный кружок, нечто вроде клуба. Таких много по малым российским городам, но в Обнинске там среди завсегдатаев – профессора ядерной физики, конечно, на пенсии (пока молоды и активны, не до литературы). Они-то и приободрили: вовсе и не бред, работай, продвигай.

Рис. 1

1 – ядро Солнца, твёрдое солнечное тело, образованное слоем предельно плотно уложенных ионов – ядер водорода, гелия и др.:

2 – фотосфера и хромосфера, в которых происходит соединение потоков вырвавшихся из твёрдого солнечного ядра ионов водорода, гелия и др. элементов с электронами из нижней части короны;

3 – корона, состоящая преимущественно из электронов и сравнительно небольшого количества ионизированных ядер;

4 – поток выстреливших внутрь солнечного ядра ионизированных ядер водорода;

5 – термоядерная реакция, происшедшая от слияния ионов, выстреливших из одной зоны внутреннего слоя солнечного ядра, с ионами другой зоны.

6 – наружное электромагнитное взаимодействие между пятнами разной полярности.

«Ведет себя как твердое тело»

Согласно классической теории, Солнце – газовый шар. В центре – колоссальное давление, оно создает гигантские температуры, в результате запускается термоядерная реакция. Фотон, рожденный в центре светила, веками, даже тысячелетиями, пробирается наверх. Поглощается, излучается, переизлучается… И вот наконец фотосфера – так называют видимую нами солнечную поверхность. Свобода! Фотон улетает прочь.

Концепция сложилась относительно недавно, в середине ХХ века. Даже в 1930-е годы ученые недоумевали, а за счет чего, собственно, сияет наше светило? А тут – атомные бомбы, ледоколы, станции, и сама собой пришла мысль: конечно, и Солнце – колоссальный ядерный реактор. Модную технологию «перенесли» и на Солнце. И удачно вроде бы перенесли: теория неплохо объясняет многие явления жизненного цикла звезд. Многие, да не все.

ДОСЬЕ КП

Еще древние греки говорили, что Солнце состоит из огня. Проблему «топлива» решали изящно: это, мол, такое особое вещество, которое горит всегда. В XVIII веке ученые полагали, что Солнце сжигает запасы угля или чего-то подобного. Позже возобладала гравитационная модель: светило сжимается, разогревается, за счет чего и светит. Еще в 1930-е годы физики всерьез рассматривали разные модели твердого раскаленного тела, но всякий раз получалось, что Солнце должно было спалить все запасы за пару миллионов лет. А уже тогда знали, что Земля существует намного дольше. Парадокс. Ядерная, а впоследствии термоядерная версии казались сущим спасением. В наши дни приходит понимание, что микромир устроен несколько сложнее атомной бомбы образца 1940-х. Исследователи, пока робко, изыскивают новые механизмы, например, преобразование «пустоты» (вакуума) в энергию.

Рис. 2

Главная проблема, которую пока не удается разрешить: по «классике» Солнце должно испускать колоссальное количество нейтрино. Это – элементарная частица, которая почти не взаимодействует с прочим веществом, поэтому засечь ее трудно. Тем не менее, придумали, как ее обнаружить, но уже в 1970-е стало понятно, что солнечных нейтрино катастрофически мало. Придумали уловку: мол, нейтрино, пока от Солнца к нам летят, мутируют, и приборы их плохо замечают. Вроде бы ловко выкрутились, а ведь по сути что получилось: приписали нейтрино новые свойства, чтобы спасти солнечную теорию. Пока «экспериментальные данные трудно согласовать даже с измененными моделями Солнца», констатирует академик Семен Герштейн в статье с характерным названием «Загадка солнечного нейтрино». Но если бы только эта загадка.

Солнце – круглое, кто этого не знает. В 1970-е годы измеряли его точные размеры, оказалось, оно является идеальным шаром с мизерной разницей радиусов по полюсам и экватору — всего 17,5 километров. Что тут странного? Да все: посмотрите хотя бы на Юпитер. Тоже газовый шар. Даже в бинокль видно, что он сильно сжат. Вращение растягивает газовую оболочку по экватору и сжимает на полюсах. А Солнце – не растягивается и не сжимается. Тоже газовый шар. Тоже вращается.

Другой пример. Группа академика Андрея Северного еще лет сорок назад принялась изучать, как наша дневная звезда пульсирует. Оказалось – согласовать наблюдения с классической моделью Солнца невозможно. Все физики это знают. Выводы? Вот уже лет сорок, никаких. «Накапливаем экспериментальные данные». Конечно, рано или поздно наука представит новую модель Солнца, но почему-то все-таки «поздно», а не «рано».

В целом Солнце ведет себя как твердое тело. Самоучка Андрей Волгин взял, и сказал – а может, не только «ведет себя»? Может, Солнце и есть твердое тело?

Рис. 3

1 – твёрдое солнечное тело

2 – место наибольшего напряжения сжатия, из которого выстреливаются ядра атомов

3 – восходящий взрывной поток ядер атомов, образующий ячейку-гранулу поверхности фотосферы

«Оно искрит взрывами»

Есть принципиальная разница между мышлением физика-теоретика и инженера. Теоретик не боится мысленно создать нереальное: теория же, поди проверь. Математика позволяет изобрести любую реальность. Было бы натяжкой заявить, что математика позволяет «доказать все, что угодно», но «почти все» — наверняка. А инженер по-хорошему боязлив. За ним – ответственность. Сделаешь машину, а она развалится, людей погубит. Поэтому инженер очень строг к инструментам, которые он использует. Формулы должны быть точными, допуски и погрешности – просчитанными и оправданными.

Андрей раскрыл одну из книжек по астрофизике, и тут же удивился. Рассчитывая давление газа на Солнце, астрономы оперируют столбом единичного сечения с радиусом, равным радиусу звезды. Но ведь это очень большая натяжка! Звезда-то круглая, а столб – прямоугольного сечения, и такое допущение приемлемо лишь для небольшой высоты. Конечно, так проще. И, видимо, астрофизики считают, что погрешность невелика. На самом деле, ею нельзя пренебрегать, считает Андрей: если бы с такой математической моделью проектировали самолет, он бы не полетел.

Еще: пишут, что в центре Солнца – колоссальная плотность и вещество неподвижно. Тогда как же элементарные частицы взаимодействуют, чтобы термоядерная реакция запустилась? Им ведь нужен разбег, скорость. С разбегу ткнулась одна в другую – и бабах. А тут частицы сидят, прижатые, как огурцы в банке у жадной хозяйки, локоть друга у себя на животе чувствуют. Что-то не сходятся концы.

Андрей принялся отвечать на эти вопросы, и постепенно у него появились свои ответы. Итак, по мнению Волгина, наше светило представляет собой покрытую тонким газообразным слоем фотосферы сверхплотную оболочку, внутри которой – пустота. То есть под фотосферой — сразу твёрдое ядро, без конвективной зоны. Какой именно толщины эта твёрдая сфера, и сколько остается на долю пустоты, Андрей пока не знает:

— Такой расчет – для целых институтов, а я вылезу со своими выкладками, лишь опозорюсь.

Но – примерно – раскаленная «корочка» может занимать менее 5 процентов солнечного радиуса. Пустота, стало быть, более 95%. У этой оболочки – очень интересные свойства.

— С одной стороны, оболочка Солнца плотнее любого, самого плотного, земного вещества. С другой, все-таки это не совсем твердое тело, а предельно плотно сжатая плазма, пресловутый металлический водород, полностью ионизированный, без наличия электронов внутри него. При этом, подобно металлам при высоких напряжениях, имеет место свойство текучести, поэтому Солнце вращается с разными скоростями в зависимости от широты, — говорит Андрей.

СПРАВКА КП

Волгин не первым предлагает некую альтернативную модель Солнца. Знаменитый астроном Уильям Гершель полагал, что мы видим тонкую раскаленную оболочку, только не твердую, а облачную. Под нею – вполне себе уютный мир, и даже разумные существа есть! Солнечные пятна он считал разрывами в этих светящихся облаках. Идея о том, что небесные тела могут быть пустыми, перекочевала в ХХ век. Известнейший советский астроном Иосиф Шкловский (именно его книги дали старт размышлениям Волгина) в свое время заявил, что спутники Марса, Фобос и Деймос, внутри полые. Это следовало из особенностей их орбит. Советская пресса с готовностью подхватила новость, спутники Марса объявили искусственными. А сам Шкловский, под давлением коллег, от идеи отказался, и дело замяли. Уже в наше время астроном Алексей Архипов уверяет, что Луна внутри пустая, и в ней могут быть следы некой прежней цивилизации, которая, возможно, дала начало нашей.

Рис. 4

1 – квазикристаллическая укладка ядер водорода по вершинам равносторонних треугольников, что обусловлено геометрическими свойствами пространства;

2 – летящие в неё ядра водорода.

Дальше так: в атмосфере Солнца, начиная от фотосферы – отрицательно заряженные электроны. Под фотосферой – положительные ионы, из которых состоит твёрдая сфера. То есть электроны и ионы разделены по уровням: лёгкие и скоростные электроны занимают более высокое положение в пространстве, чем более тяжёлые ионизированные ядра водорода и других элементов.

— В строительной практике встречается такое явление, как зависание сыпучего вещества в бункерах, причём в экспериментах это происходило даже с полированными шариками. В солнечной твёрдой сфере подобным образом происходит самозапирание положительно заряженных ядер: они так прижаты друг к другу, что не могут одновременно двинуться к центру из-за идеально сферичного расположения, — говорит Андрей.

Плюс к этому во внутреннем слое Солнца силы тяготения полностью скомпенсированы и равны нулю (согласно теореме Гаусса-Остроградского, уточняет Андрей), в отличие от зависшего вещества в бункере, на которое эти силы действуют. Но время от времени из-за возникающих неравномерностей в напряжениях внутри солнечной сферы группы ионов выстреливаются вовнутрь и бьют изнутри в оболочку в другом месте. Они пробивают электрическое поле ионов оболочки и, сливаясь с ними, выделяют термоядерную энергию. Взрыв! Эти взрывы нагревают оболочку и возбуждают в ней колебания, которые, пересекаясь друг с другом, образуют сетку (интерференции), покрывающую солнечную сферу.

— Солнце как бы искрит взрывами, — говорит Волгин, — Вы когда-нибудь видели, как на заводе ведет себя уже затвердевшая, но ещё раскаленная заготовка стали? Она твердая, а вылетающие из неё искры являются как бы подобием газа. Подобным образом из твёрдой оболочки Солнца, из узлов сетки колебаний, где возникают наибольшие напряжения сжатия, выстреливаются огромные пучки ядер водорода и других атомов. Они моментально переходят из твёрдой в газообразную фазу, чтобы отдать энергию наружу, и снова упасть, слиться с твёрдой основой под воздействием гигантской силы тяжести. Выстрелившие наружу ионы захватывают электроны, находящиеся в фотосфере, и производят свечение, причём значительная часть водорода притягивает лишний электрон: это подтверждается наличием очень большого избытка электронов в солнечной атмосфере.

В этом месте построения Андрея напоминают классическую теорию (хотя сходство чисто внешнее). Как и в классической теории, у Волгина Солнце находится в равновесии между силами, которые стремятся его сжать в точку, и силами, которые его «распирают». Посмотрите как-нибудь на закате на мирный круг нашего светила – кажется, нет ничего в мире более устойчивого и стабильного. А на самом деле, перед нами результат неутихающей ни на миллисекунды борьбы между двумя мощнейшими силами. Результат, за счет которого мы все существуем.

«Коллапс будет невероятно грандиозен»

Мы подробно поговорили с Андреем про все возможные подводные камни и повороты в его теории. Автор этих строк не чужд астрономии, я задавал самые каверзные вопросы, а самое главное, оценил качество ответов. Скажу сразу: ответы меня устроили. Возможно, опытные ученые разнесли бы нас в пух и прах (а их построения потом разлетелись бы под натиском экспериментальных данных), но, на мой взгляд, экстравагантная теория Волгина дает приемлемые ответы на практически все возможные вопросы.

Солнечные пятна? Это области, соответствующие местам внутренних выстреливаний и ударов. Взрыв. Колоссальная температура. Запуск термоядерной реакции. Излучение всех известных видов волн – так термоядерная бомба «светит» во всех возможных диапазонах. Мощное магнитное поле, образующееся там, где происходит реакция, оголяет часть поверхности Солнца, что и выглядит с Земли как пятно.

Солнечная корона? Красивое явление, наблюдаемое только во время полных солнечных затмений. Ученые гадают, почему температура короны выше, чем Солнца – миллионы градусов! Говорят – это от ударных волн, которые испускает наше светило. Но если вещество короны разрежено — чем дальше от Солнца, тем сильнее — то за что там «зацепиться» ударным волнам? Они бы тогда просто рассеялись в пространстве. Но в короне, согласно теории Волгина – колоссальная концентрация электронов. Волны из глубины врываются в плотное электронное поле короны, разгоняют электроны, которые и нагревают разреженное вещество — ионизированные атомы – солнечного «нимба». Выглядит логично.

Гранулы? Посмотрите на хорошее фото нашей дневной звезды (только ни в коем случае не глядите на него в телескоп, это опасно). Поверхность Солнца на самом деле рябая. Эта рябь называется гранулами. Каждая гранула живет около десяти минут, диск как будто постоянно кипит. Это и есть кипение, говорит классическая теория. Потоки горячего вещества поднимаются наружу, охлаждаются, и опускаются. Опять же – сомнительно. Так кипит вода, налитая тонким слоем в кастрюлю. Потому, что дно кастрюли близко. А где у Солнца это «дно» в классической теории? Нет его. А по Волгину все легко и просто получается: твердое Солнце, вот оно, рядом. Сетка колебаний в твёрдом теле — картина интерференции — «играет», узлы повышенных напряжений быстро меняют положение, и это отражается на внешней поверхности.

Циклы солнечной активности? Вы наверняка слышали, что наше светило немного разгорается и немного гаснет каждые 11-12 лет. По-хорошему, классическая теория циклы не объясняет никак, просто констатирует. По Волгину, активность порождается потоками ионов, которые изнутри бьют в твердую оболочку то в северное полушарие, то в южное. Этот цикл задан изначально, и поддерживается автоматически. Именно поэтому пятна разного цикла отличаются по «солнечной широте». Тоже вроде логично.

Рис. 5

а) купольная или арочная конструкция;

б) самозапирание сыпучего вещества в бункере;

в) самозапирание множества упругих шаров, притягиваемых к центру и равноудалённых от него;

г) самозапирание плотно расположенных положительно заряженных ионов в сферическом солнечном теле – с нулевыми суммарными силами тяготения во внутреннем слое.

— А как закончит Солнце? – спрашиваю.

— Так же, как в классической теории. Оболочка разрушится, рухнет к центру, случится коллапс. Только коллапс в моей теории куда более грандиозный, нежели в классической.

«Никакого конфликта между наукой и религией»

И, наконец, задаю самый главный вопрос. А как появилась эта конструкция? Откуда пустое Солнце взялось?

— Оно изначально так сотворено и запущено в работу в автоматическом режиме, — отвечает Волгин.

Вы уже обратили внимание, что в свое время Волгин занимался вопросом, а не было ли у Земли твердого неба, и привлек Библию. Волгин – исследователь, совмещающий науку с богословием. Когда-то это было нормой, теперь вот приходится объяснять, как же так, наука и религия в конфликте вроде? У Волгина на это ответ такой:

— Фундамент современной науки заложили люди с богословским образованием. Взять хотя бы великого Лейбница, на исследованиях которого строится современная математика – еще студентом я, читая его работы, обратил внимание, что он постоянно апеллирует к Богу. Потом богословов оттеснили, и их методами стали пользоваться люди неверующие, атеисты. Это напоминает, как будто человек садится в машину. Не он ее придумал, и он даже не знает, как она внутри устроена. Но управлять – может. Не вопрос, пусть рулит, но, когда понадобится новая машина, он ведь обратиться к создателю машин, не правда ли? Современная атеистическая наука в основе всех явлений ищет естественные причины. В этом ее однобокость, не все причины естественны. Скажем, вы идете по улице, и видите, летит мыльный пузырь. Вы понимаете, что где-то, может, за углом, может, на балконе стоит ребенок с трубочкой и их выдувает. А если вы никогда не видели прежде мыльных пузырей? Вы приметесь изыскивать «естественные» причины их образования. А ведь все на самом деле намного проще.

ДОСЬЕ КП

Фундамент современной науки в самом деле заложили люди с богословским образованием. Чаще всего вспоминают Исаака Ньютона, у которого были труды по богословию, но размах явления намного шире. Достаточно вспомнить папского кардинала Николая Кузанского, который своими трудами подготовил научную революцию эпохи Возрождения. Кузанский, в частности, сформулировал Теорию всего, над которой бьются и современные исследователи. Миф о том, что наука отвоевывала право на жизнь у религии, появился под пером советских историков. На деле конфликты были, очень острые, но намного более сложные. Джордано Бруно сожгли за религиозную ересь, а не за множественность обитаемых миров, а Галилео Галилей стал жертвой интриг и своего сложного характера.

Никакого конфликта науки и религии на самом деле нет:

— Моя концепция разрушает атеистическую картину мира, а вовсе не научную, — говорит Волгин.

Нет вроде бы и никакого конфликта между самоучкой и учеными. Разговаривая с ними, Волгин слышал примерно такое: может, ты и прав… но почем нам знать.

— Как я понял из общения с сотрудниками одного астрономического института, — рассказывает Волгин, — в изучении Солнца царит разделение по специализациям и, похоже, что слишком большой массив данных исследований затрудняет выделить из них основные, определяющие, чтобы оценить всю картину целиком.

Как тут не вспомнить: однажды группа наших астрономов, узких специалистов, сидела, пила чай. В окно светила полная Луна. Вдруг она стала исчезать. Ученые не на шутку озаботились. Это было всего лишь лунное затмение – но эти ребята занимались глубоким космосом, и понятия не имели, как оно выглядит. А пару лет назад один иностранный астроном сообщил, что появилась очень яркая новая звезда. И тут же отозвал «открытие». Это был Марс, которого узкий специалист по звездам никогда не видел.

СПРАВКА КП

А может, ученые только притворяются малознайками, а на самом деле что-то скрывают? Осенью 2018 года сотрудники ФБР – на вертолетах! – ворвались на солнечную обсерваторию Санспот в штате Нью-Мексико. Всех эвакуировали, обсерваторию закрыли, причин не объяснили. Силовики орудовали на объекте около месяца. Все это время в данных солнечных обсерваторий по всему миру наблюдались необъяснимые сбои. Сайты многих обсерваторий просто закрылись. Когда астрономов вернули на рабочие места, появилась жалкая версия об охраннике, который по ночам якобы рассылал с рабочих компьютеров неприличные сообщения. Многие после инцидента уверовали, что на Солнце происходит что-то страшное, и это держат в тайне.

Что дальше? А что дальше… Волгин вот уже скоро месяц как безработный. Думает, куда пойти. Хочется как-то заявить о своей теории, чтобы пообсуждали, покритиковали. В большие научные журналы путь закрыт, там судят по должности и ученой степени. Если ты «при кафедре», хоть что опубликуют, а так – извините. Книжку бы издать, а лучше комиксы нарисовать для детей, для широких народных масс, рисует-то Волгин хорошо. Но нет инвестора, надеется найти.

А в остальном, говорит, все хорошо в Обнинске. Предприятия худо-бедно работают. Городок хорошеет. Вот только Солнце – пустое, и с этим надо что-то делать. Хотя бы для начала найти сподвижников, которые помогли бы издать его теорию, сделать, к примеру, анимационные видеоиллюстрации, продвинуть их на телевидение, мечтает он.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

КОММЕНТАРИЙ

Егор Задеба, Институт ядерной физики и технологий НИЯУ МИФИ:

— Насчет того, что Солнце внутри полое – сразу нет. Откуда такая уверенность? Дело в том, что в последние годы ученые получили выдающиеся результаты наблюдений за солнечными нейтрино на детекторе KAMIOKANDE в Японии. По сути, мы имеем нейтринную «фотографию» центра Солнца и знаем, что в нем действительно идут термоядерные реакции, и никакой пустоты там нет.

Также крайне сомнительны утверждения о том, что внутри Солнца и звезд может быть жизнь. Во-первых, хотя средняя плотность Солнца лишь в полтора раза выше, чем у воды, большая часть «тела» нашего светила, а именно, ядро и зона лучистого переноса, упакованы очень плотно. Частицы прижаты друг к другу, царят грандиозные температуры и энергии. Во-вторых – как раз о температурах. Они столь высоки, что разрываются все возможные химические связи между веществами. Частицы по сути – «голые», и образовать сколь-либо сложные комбинации им не под силу. Таким образом, ни о какой жизни в подобной обстановке не может быть и речи.

При этом не буду отрицать, что солнечная и звездная физика таят в себе еще много нерешенных загадок. Возможно, мне, как специалисту по элементарным частицам, это особенно очевидно. Будут новые открытия, гипотезы, результаты экспериментов, в том числе очень неожиданные.

Источник: https://www.kp.ru/daily/217182/4287775/

Оцените статью
Айти и технологии - Aitika.Ru
Добавить комментарий