Погодных катаклизмов в 21 веке стало в 2 раза больше! Чего же ждать дальше?

Наука


Научный руководитель Гидрометцентра России Роман Вильфанд

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Как погода влияет на человека и как меняется климат на Земле — об этом «Комсомольской правде» рассказал научный руководитель Гидрометцентра России Роман Вильфанд.

СНЕГ — УДОВОЛЬСТВИЕ

— За много лет впервые в Москве настоящая зима: с морозами, снегом…

— Да, среднемесячная температура декабря была даже на градус ниже многолетних значений.

Нынешняя зима — приятная, снега много и слава богу. Потому что когда зимой нет снега — депрессия овладевает людьми. Еще и световой день очень короткий. А психологи говорят, что долгое отсутствие солнечного освещения негативно влияет на самочувствие. Снег эту серость скрашивает — он нам в удовольствие.

— Значит ли это, что и весна будет ранней и бурной?

— Ничего это не значит! Не существует связей между снежностью или температурным режимом одного месяца с другим.

— Каждый год вы даете долгосрочные прогнозы на зиму и лето. Они оправдываются в среднем на 70% — это хорошо или плохо? Стоит ли им верить?

— При прогнозе на долгие сроки нужно понимать, что атмосфера — хаотичная среда. Через месяц изменчивость атмосферных процессов на 50%, ну, на 40% непредсказуема. В шутку говорят, что изменчивость атмосферы превышает уровень капризности самой красивой женщины.

Прогноз на завтра, послезавтра, на пять дней будет с точностью 99%. А предсказать погоду на долгие сроки нельзя будет никогда. Но в последнее время появился такой… метеорологический шаманизм. Правда, звучит он аккуратно: в целом зима прогнозируется около и чуть выше нормы…

Кстати, мы гордимся, что Гидрометцентр вошел в пул ведущих мировых центров прогноза погоды на долгие сроки, аккредитованных Всемирной метеорологической организацией.

— Вместе с Вашингтоном и Мельбурном?

— Не только. Вошло 12 центров, а около 60 ведущих структур претендовали.

— То, что у вас суперкомпьютер — один из мощнейших, это помогло?

— Без этого невозможно. Кстати, прогнозы разных центров постоянно сопоставляют. Центр верификации находится в Австралии. Они получают все прогнозы и и оценивают их качество в течение двух лет.

ГОД КАТАКЛИЗМОВ

— Почему погода меняется все чаще?

— Это все связано с деятельностью человека. Глобальное потепление происходит неравномерно, и из-за этого циркуляция воздушных масс меняется. Полюс теплеет быстро, а экватор медленно. Разница температур уменьшается. И увеличивается перенос воздушных масс по меридианам — с севера на юг и с юга на север.

— Это объясняет, почему, например, Сибирь горела половину лета?

— Летом световой день на севере очень длинный. Облаков нет. Солнце светит постоянно. Леса сохнут. Вот и условия для пожаров.

— Чего-то подобного можно ждать и 2022-м?

— Сложно говорить о том, где именно – в Сибири, на севере Европы или в Канаде, на Аляске. Еще 5-8 лет назад не наблюдалось переноса продуктов горения лесов через полюса Земли. А сейчас через полюс дым идет из Америки в Евразию и наоборот. Это глобальная проблема. Циркуляция атмосферы не знает государственных границ.

— Много стало и наводнений, и мощных ливней. Это процессы из той же серии?

— Верно. Если воздушные массы начинают ходить по меридианам, то в одном регионе льет, в соседнем горит. Вспомните 2010-й, когда горело вокруг Москвы. А в Сибири, в самых густонаселенных районах Новосибирской, Омской, Томской, Кемеровской областях, — там лило в июне-июле, все ходили в плащах, холодно было. Почему? Воздушные массы перемещались к северу, а затем резко опускались с севера к югу. И там выпало около 2,5-3 месячных норм дождей в июле, когда в Москве стояла жара.

— Количество опасных явлений увеличивается год от года?

— По данным Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, за последние четверть века количество опасных явлений – и наводнений, и лесных пожаров, и ливней, и шквалов — все увеличилось в два раза! Выросла повторяемость волн тепла — летом температура превышает норму на 5-7 градусов, и длится этот период 5-7 дней.

— Климатические аномалии ставят рекорд за рекордом — это тревожный звонок?

— Их тоже можно оценить как фактор глобального потепления. Вот на севере Канады температура приблизилась к 50 градусам — впервые в истории. Рекорд перекрыт сразу на 8-9 градусов. А в Якутии в 2020-м температура на полюсе холода в Верхоянске, в Заполярье, поднималась до 38,6 градусов тепла (в 2010 году в Москве максимальная температура была 38,2). Есть теория климата. Она говорит вот что. Если при глобальном потеплении количество осадков в целом не изменится к концу века, то произойдет перераспределение годового количества осадков. На севере их станет больше, а на юге меньше. И это очень опасно.

— Станет еще жарче, чем сейчас?

— На юге Северного полушария самые густонаселенные районы. Китай, Индия, Средний и Ближний Восток. Там уже не хватает воды. А станет еще суше. После оружия массового поражения проблема потепления климата — на втором месте.

ВОЗДУХ РОССИИ

— Конкретно для России потепление несет больше плюсов или минусов?

— Негативных последствий будет больше. Вечная мерзлота в нашей стране занимает почти две трети территорий. И все строения, производства — «поплывут». Изменится рельеф побережий. На юге России будет еще больше ощущаться дефицит осадков — в Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской области. Вероятна деградация земель и в других регионах. В то же время в Нечерноземной зоне условия для сельского хозяйства улучшатся.

— В конце 2021 года прошел мировой климатический саммит в Глазго — что он для нас значит?

— Все климатические соглашения, которые последнее время заключаются в мире, метеорологи оценивают позитивно. Ведь потепление связано с ростом парниковых газов. Если в одном месте резко увеличилась их концентрация, то через несколько месяцев все это тонким слоем «растянется» по всему Земному шару. Лучше говорить об углеродной нейтральности: и об уменьшении выбросов парниковых газов, и об увеличении их впитывания за счет лесопосадок и других факторов.

— Мы — за такую нейтральность?

— Наше государство на форуме в Глазго объявило, что мы к 2060 году достигнем углеродной нейтральности. Сколько СО2 будет уходить в атмосферу — столько же будет поглощатся. Ряд стран берут на себя похожие обязательства к 2050 году. А ряд — попозже.

Наши ученые в Институте почвоведения разработали ряд вполне реализуемых предложений.

— Например?

— Можно вспахивать землю не на глубину, которая была раньше, до 30 сантиметров, а поменьше. А ширина между бороздами должна быть побольше. Меньше будет высвобождаться метана, который содержится в гумусе. Если с завтрашнего дня перестать увеличивать концентрацию парниковых газов, то только через 30 лет эта доля, обусловленная человеческой деятельностью, уменьшится наполовину. Потепление не исчезнет, но станет медленнее.

— А рассматривают ли ученые активные способы воздействия на климат? Были же идеи выбрасывать аэрозоль в атмосферу, чтобы создавать искусственный эффект вулкана или отправить в космос зеркала, чтобы они отражали часть солнечного света.

— Была еще и железистая теория, красивая! Химсоединения с железом предлагали в океане разбрызгивать — чтобы создавать микроорганизмы, которые впитывают СО2. Но вмешательство в природу — настолько деликатная вещь, что просчитать последствия сложно…

— То есть, климатическое оружие не смог создать никто?

— Климатическое оружие запрещено специальной конвенцией ООН. А лет 50 тому назад это была актуальная проблема. Тогда только появилась проблема озона, и многие задумались: можно ли «направленно» создать озоновые дыры? Много было теорий. Но та же самая озоновая дыра, если ее создать вдруг — она может переместиться и на территорию того государства, которое ее спровоцировало…

— Но, например, взрывом бомбы на дне морском вызвать тайфун можно?

— Вряд ли он будет направленного действия. Лучше не пытаться этим заниматься.

— Однако в маленьких масштабах вы управляете погодой: разогняете тучи, спускаете лавины…

— Влиять на погоду человек может лишь в ограниченных масштабах! С циклоном нам уже не справиться — он обладает колоссальной энергией. Чтобы изменить его траекторию, нужно обладать энергией, как 15-18 бомб, сброшенных на Хиросиму. А таких циклонов — несколько десятков в данный момент.

— Но с облаками справляетесь…

— Мы обезвоживаем облака. Реагентами надо засеять облако, из которого скоро будет дождь. И тогда он выпадет, не доходя до территории защищаемой. Но и это не всегда возможно. Спуск лавин предупредительный тоже есть. И есть еще один способ – подавление холодных туманов на аэродромах. Тоже специальные реагенты рассыпаются, чтобы рассеять туман. Все. У человека, к счастью, нет энергии, сопоставимой с энергией атмосферы.

ОКЕАНЫ ЖДУТ

— Но еще есть океан, который тоже влияет на климат?

— Когда-то академик Монин подсчитал, что, если верхние сто метров океана охладить на 0,1 градуса, это тепло передастся в атмосферу, которая нагреется… на 6 градусов! Колоссальная энергия поступает из океана! И он, кроме того, поглощает до 23% углекислого газа планеты. Но это не проходит бесследно. Постепенно он закисляется сам, там ухудшается среда, биология.

Изучение океана – это важнейший элемент для прогнозирования погоды. Океан до сих пор был мало изучен. Но в последние 15-18 лет произошла революция.

— В чем?

— Сейчас сбрасываются в океан буи. Их уже около 3 тысяч. Они по радиосигналу погружаются на заданную глубину, проходят расстояние в тысячи километров, выныривают, накопленную информацию передают на спутник, оттуда она ретранслируется в метеорологические офисы. И мы в реальном режиме времени познаем океан уже два десятилетия.

— В России эту информацию метеорологи получают?

— Она идет непрерывно. И это потрясающе. Еще 5-7 лет, и мы будем знать об океане столько же, сколько об атмосфере.

— Говорят, для изучения Северного Ледовитого океана строится платформа «Северный полюс». Что это за штука?

— Северный Ледовитый океан мало изучен. Там до 10 месяцев в году льды были, до глобального потепления. Там же работали наши метеорологи, океанологи, геофизики — дрейфовали на льдинах. Но сейчас не находят подходящих льдов. Льды становятся однолетними — как там можно высаживать полярников? Именно поэтому создали платформу «Северный полюс» которая «впаивается» в лед. И вместе с ним дрейфует. Ждем платформу к концу года.

— Это — прорыв?

— Да. Кроме того, в феврале 2021 года был запущен спутник «Арктика».

— Чем он особенный?

— Есть спутники полярно-орбитальные, которые ходят через Южный, Северный полюса, и они все время на одной и той же высоте — примерно в 900 километров. Они летят, Земля под ними крутится, идет сканирование. Но над полюсом в 90% случаев облачность. И спутниковая информация не может пробиться. Есть спутники геостационарные — висят на экваторе, на высоте 36-37 тысяч километров. Вращаются вместе с Землей. Одну и ту же территорию мониторят постоянно. Но им выше 60-й параллели ничего не видно. А наш спутник «Арктика» по эллиптической орбите медленно поднимается, затем медленно опускается, и 12 часов сканирует полюс. Хочется надеяться, что в этом году будет запущен еще один спутник. И тогда они будут синхронизированы — как только один уходит за горизонт, за 60-ю параллель, следующий появляется. Это потрясающе. Ни одна страна в мире ничего подобного не создала.

Так что и платформа в Северном Ледовитом, и спутники дадут нам колоссальный прорыв.



Источник

Оцените статью
Айтика - новости IT