Зачем стране система наблюдения за состоянием вечной мерзлоты за 1,7 млрд рублей

Наука


Контроль вечной мерзлоты нужен, к примеру, для освоения Северного морского пути — чтобы знать, где можно строить порты, а где нет.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Одной из тем выступления президента Владимира Путина на Восточном экономическом форуме в пятницу, 3 сентября, стало состояние вечной мерзлоты в российской Арктике. Глава государства отметил, что процессы, происходящие в регионе, нужно понимать и прогнозировать — а также призвал ускорить создание национальной системы мониторинга за многолетними льдами, чтобы все необходимое для ее запуска было готово уже до конца 2021 года. Что это за система, для чего она нужна, и почему в нынешнем своем виде она вызывает у специалистов много вопросов — рассказывает «Комсомольская правда».

В советское время проблемой вечной мерзлоты не занимались - не было глобального потепления, и тысячелетние льды не таяли.

В советское время проблемой вечной мерзлоты не занимались — не было глобального потепления, и тысячелетние льды не таяли.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«ДЕГРАДАЦИЯ» АРКТИКИ

По словам ученых, проблема вечной мерзлоты — замерзших грунтовых вод, которые могут не оттаивать на протяжении тысяч и десятков тысяч лет — серьезнее, чем может показаться. Мерзлота начинается уже в Забайкалье и занимает в общей сложности 65 % территории России, на ней стоят десятки городов и сотни промышленных объектов.

— Дело в том, что климат — как в нашей стране, так и по всему миру — сейчас находится в состоянии, скажем так, новой балансировки, — объяснил spb.kp.ru заместитель директора по устойчивому развитию территорий Проектного офиса развития Арктики Андрей Иванов. — Он постепенно теплеет, учащаются и усиливаются аномальные явления. Если раньше, например, в Центральной России ураганы и ливни регистрировались где-то раз в два-три года, то сейчас они стали практически регулярными.

Глобальные перемены происходят и в Арктике. Там отмечаются свои аномалии — причем в большинстве случае не «аварийные», как шторм или ливень, а «накапливающиеся». Они развиваются медленно, но последствия могут иметь катастрофические.

— К таким «аномалиям» относится, например, «деградация» берегов, — продолжает Андрей Иванов. — Льды постепенно тают, береговая линия отступает и размывается — соответственно, под угрозой оказывается морская инфраструктура, порты и портовые города. Если за этими процессами не уследить, можно получить целый ворох неприятностей национального масштаба. И такие случаи в истории России уже бывали. В 2020, например, из-за внезапного проседания вечной мерзлоты (мы понимаем, конечно, что не только из-за этого, но тем не менее) частично разрушился топливный резервуар на ТЭЦ-3 под Норильском, и по округе — вплоть до Карского моря — разлилась 21 000 тонн дизельного топлива. А в 2016-ом, после того, как на полуострове Ямал две недели стояла аномальная жара в +35 градусов, в подтаявшей вечной мерзлоте вскрылся очаг сибирской язвы — последовавшая за этим крупная вспышка заболеваемости стала первой за 75 лет.

На вечной мерзлоте в российской Арктике стоят десятки городов и поселков - к примеру, Норильск.

На вечной мерзлоте в российской Арктике стоят десятки городов и поселков — к примеру, Норильск.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

— Поэтому состояние вечной мерзлоты нужно контролировать, — констатирует Иванов. — И такие работы сейчас ведутся — в частности, существуют международные проекты, в которых Россия также принимает участие. Однако сейчас они в большинстве своем разрозненные — что-то делают научно-исследовательские институты, что-то промышленные корпорации, что-то Росгидромет и так далее. Нужно эти работы объединить и расширить — в частности, сделать так, чтобы у нас была возможность следить за состоянием вечной мерзлоты буквально под каждым зданием и под каждым объектом, будь то электростанция или буровая установка.

ПЕРЕМЕНЧИВЫЕ ЛЬДЫ

Сейчас проект национальной системы мониторинга находится на стадии разработки. По данным опрошенных нами экспертов, курировать его будет Росгидромет, а мониторинговые работы сосредоточатся на метеостанциях — там планируется пробурить в общей сложности 140 скважин и установить специальные датчики для отслеживания состояния и изменения вечных льдов. Стоимость программы оценивается в 1,7 миллиарда рублей.

На проблемы Арктик Владимир Путин обращает внимание не впервые - он несколько раз бывал в регионе с рабочими визитами.

На проблемы Арктик Владимир Путин обращает внимание не впервые — он несколько раз бывал в регионе с рабочими визитами.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

— Здесь есть одна серьезная проблема, — констатирует заведующий кафедрой мерзлотоведения Московского государственного университета Анатолий Брушков. — Дело в том, что для того, чтобы получить самую полную картину и строить самые точные прогнозы, нам нужно наблюдать за вечной мерзлотой не только на метеостанциях, но и в природных условиях, на нетронутых территориях, и в городах, потому что она везде ведет себя по-разному. То есть, нам нужно получать реальную информацию, прикладную. А не чисто научную.

По словам Анатолия Брушкова, в России нужно создать специальное отдельное ведомство, которое получало бы данные с мониторинговых станций и занималось их анализом. А за основу можно взять подход СССР, где с 1928 года существовал специальный комитет по вечной мерзлоте.

— Другое дело, что в СССР в принципе был иной подход к освоению Арктики, — констатирует ученый. — Тогда больше думали о том, как надежнее построить дом или промышленный объект. К тому же на 1970-е — период наиболее активного освоения арктических территорий — пришелся период глобального похолодания, поэтому проблема таяния вечной мерзлоты перед советскими учеными и архитекторами в принципе не стояла. Но саму концепцию отдельного государственного органа, который объединит все существующие системы мониторинга в единую сеть, можно и нужно перенять.

Арктика входит в сферу не только экономических, но и военных интересов России.

Арктика входит в сферу не только экономических, но и военных интересов России.

Фото: Александр БОЙКО



Источник

Оцените статью
Айтика - новости IT